Как на Урале сохраняют архитектурное наследие

Начальник Управление государственной охраны объектов культурного наследия Свердловской области Евгений Рябинин ответил на вопросы
корреспондента ИА REGNUM

ИА REGNUM: Евгений Геннадьевич, Управление государственной охраны объектов культурного наследия Свердловской области работает уже более пяти лет.
Чего удалось добиться за этот срок в плане сохранения культурного наследия региона?

Прежде всего, давайте остановимся на том, что из себя представляет государственная охрана объектов культурного наследия. Я бы в целом разделил её на два основных направления - это собственно сохранение памятников и государственный надзор за их сохранением.

Каждый памятник требует наличия определённого набора документов, обеспечивающих его сохранение с точки зрения нормативного-правового регулирования: сюда относятся предметы охраны памятников (особенности памятника, подлежащие обязательному сохранению), границы территории, зоны охраны. Я бы представил эти документы как своего рода свод правил о том, как работать с тем или иным памятником, некую рамку, в которой должны осуществляться любые работы, и, конечно, законодательную документальную защиту объектов культурного наследия.

Здесь нужно сказать, что пять лет назад, в 2016 году, этих документов, о которых я говорил, практически не было. Лишь несколько десятков памятников имели утвержденные предметы охраны, границы территории и зоны охраны. При этом за прошедшие годы удалось установить все границы территорий объектов культурного наследия, утвердить более 800 предметов охраны, порядка 500 зон охраны. Всё это значительно повышает эффективность государственной охраны в целом.

Многие объекты культурного наследия, расположенные на территории Свердловской области, обрели в последние годы вторую жизнь, сохранив свое историко-культурное значение. После завершения реконструкции были введены в эксплуатацию объекты культурного наследия регионального значения, входящие в состав ансамблей «Симановская мельница» (г. Екатеринбург, ул. Челюскинцев, д. 58) и «Комплекс мельницы Борчанинова - Первушина» (ул. Азина, д. 22), здание госпиталя Верх-Исетского завода, ставшее Синара-центром. 

На условиях государственно-частного партнерства заключено и действует концессионное соглашение с обществом с ограниченной ответственностью «Брусника. Специализированный застройщик», объектом которого является «Дом фабриканта, богатый художественной лепкой во внутренних помещениях». Этот памятник регионального значения находится в Екатеринбурге на ул. Пролетарская, д. 3. Аналогичное соглашение имеется с ООО «СтройИнвест», в ведении которого находится «Бывшая усадьба Железнова».

В настоящее время ведутся масштабные работы по реставрации объекта культурного наследия федерального значения «Здание Консистории» (пр. Ленина, 26).

В рамках выделенного дополнительного финансирования из бюджета Свердловской области ведется огромная работа по реставрации памятников, расположенных в городе Ирбите. Так, в период с 2017 по 2019 годы были проведены работы по сохранению шести объектов культурного наследия.

В настоящее время выполняются реставрационные и ремонтные работы на трёх старинных зданиях. Кроме того, Управлением рассмотрена и согласована проектная документация на выполнение работ по сохранению ещё пяти памятников истории и культуры.

Говоря о сохранении ОКН, нельзя не остановиться на особом виде памятников - объектах археологического наследия. В последние годы мы фиксируем многократный рост количества археологических изысканий на территории области. Дело в том, что с 2015 года любая хозяйственная деятельность должна предваряться такими изысканиями, проверкой территории на предмет наличия соответствующих артефактов. Именно в последние годы в этой сфере удалось наладить системную работу. Где-то это было сделано путём разъяснения требований закона, где-то - с помощью мер надзорного реагирования. Как результат - не только уже упомянутый рост количества изысканий, но большое количество вновь выявленных объектов археологии, а именно 62.

Масштабные спасательные археологические полевые работы проводились в рамках подготовки площадки для строительства объектов Универсиады-2023. На ней было обнаружено более 15 тыс. археологических находок.

Что касается государственного надзора в сфере сохранения объектов культурного наследия, то здесь с 2016 года удалось наладить системную работу, направленную на выявление, а главное - предупреждение нарушений обязательных требований. Дело в том, что правовой нигилизм в сфере сохранения наследия можно назвать одной из ключевых проблем.

Всего с 2016 года было проведено более 80 проверок, а также более 1350 мероприятий по контролю за состоянием памятников. Составлено порядка 180 административных протоколов, в суды подано примерно 80 исковых заявлений. Также было выдано почти 100 предостережений. Причём в последние годы всё более активно ведётся работа, направленная на профилактику правонарушений, в том числе выдача предостережений. Если в 2017 году их было всего пять, то в 2020-м уже 48.

В целях противодействия деятельности «чёрных копателей» при Управлении была создана межведомственная рабочая группа. Её совещания проходят ежегодно, после окончания полевого археологического сезона. В рамках работы группы был разработан ряд методических документов для использования в работе сотрудниками правоохранительных и таможенных органов, а также для граждан и органов местного самоуправления.

В целом можно говорить о том, что именно комплексная работа и в рамках соответствующего нормативно-правого регулирования, и государственного надзора приводит к тому росту количества работ на памятниках, который мы фиксируем в рамках разрешительно-согласовательной деятельности.

ИА REGNUM: Сколько объектов в Свердловской области сейчас включены в единый государственный реестр ОКН?
Из них сколько находится в Екатеринбурге?

На сегодняшний день на территории Свердловской области в реестр включено 1744 объекта культурного наследия федерального, регионального и местного (муниципального) значения.

На территории Екатеринбурга расположен 851 памятник, включая объекты археологического наследия.

ИА REGNUM: Как за последние пять лет в Свердловской области изменилось количество объектов культурного наследия? За счёт чего произошли эти изменения?

В 2016 году на территории области в реестре находилось 1732 объекта культурного наследия, сейчас - 1744.

За пять лет в реестр было включено 17 выявленных памятников, но при этом пять исключили из реестра. Реестр пополнился на основании соответствующих заключений государственной историко-культурной экспертизы, проведение которой было организовано Управлением.

ИА REGNUM: Были ли за последнее время новые выявленные объекты культурного наследия? Какие, например?

В период с 2016 года в перечень выявленных объектов культурного наследия Свердловской области включено более 100 объектов, обладающих признаками объектов культурного наследия (61 - археология, 50 - остальные, памятники архитектуры).

В частности, в 2020-2021 гг. в перечень выявленных объектов культурного наследия Свердловской области были включены в том числе:

•7 зданий различного назначения (торговое здание, здания банка, казначейства и жилые дома) в г. Кушва, расположенные на улицах Коммуны и Первомайской, а также здание вокзала железнодорожной станции Кушва;

•6 старинных зданий в городах Туринске и Полевском;

•Здание главной конторы Сысертского горного округа (г. Сысерть, ул. Быкова, д. 56), которое было построено в XVIII в. (1779 г.);

•Кроме того, впервые в указанный перечень включены два железнодорожных виадука, расположенных в Красноуфимском районе.

Сразу скажу, что в настоящее время эти объекты находятся в перечне вновь выявленных объектов, решение о включении их в реестр будет принято на основании заключения государственной историко-культурной экспертизы.

ИА REGNUM: А случаи исключения объектов из реестра были? Каковы причины?

Для начала хотелось бы сказать несколько слов о порядке исключения объекта культурного наследия из реестра. В соответствии со статьей 23 Федерального закона № 73-ФЗ это делается на основании акта Правительства Российской Федерации по представлению Министерства культуры РФ на основании заключения государственной историко-культурной экспертизы и обращения органа государственной власти субъекта Российской Федерации. При этом объект исключают в случае его полной физической утраты или утраты им историко-культурного значения.

В период с 2019 по 2020 годы распоряжениями Правительства Российской Федерации было исключено из реестра пять объектов культурного наследия регионального значения. Среди них:

«Первая явочная квартира Я.М. Свердлова» (ул. Малышева, д. 60);

«Дом притча Успенской церкви» (ул. Нагорная, д. 50);

«Котельное отделение с кирпичной трубой», «Бывшие склады готовой продукции», «Здание силового цеха», входящие в состав объекта культурного наследия регионального значения «Симановская мельница» (ул. Челюскинцев, д. 58).

Причиной исключения данных объектов как раз была либо физическая утрата (в случае Симановской мельницы), либо утрата историко-культурной ценности. Например, экспертиза доказала, что дом причта Успенской церкви на самом деле является зданием, построенным в 1930-е гг., а «Первая явочная квартира Свердлова» никакого отношения не имеет к дому по ул. Малышева, д. 60, так как сам дом был построен через много лет после смерти Свердлова.

ИА REGNUM: В Екатеринбурге насчитывается порядка 850 объектов культурного наследия. При этом есть и те объекты, которые не имеют такого охранного статуса, но всё равно представляют некую ценность для города. Сколько таких объектов сейчас, по Вашей оценке?

Объекты культурного наследия представляют собой уникальную ценность для всего многонационального народа Российской Федерации.

В городе Екатеринбурге много старинных зданий и сооружений, подавляющее большинство из них находятся на государственной охране, но не все исторические здания являются уникальными, а также представляют собой ценность с точки зрения истории, археологии, архитектуры, градостроительства, искусства, науки и являются свидетелями эпох и цивилизаций, подлинными источниками информации о зарождении и развитии культуры. Так что не каждое старое здание само по себе может претендовать на охранный статус.

При этом нужно понимать, что Екатеринбург был уже достаточно хорошо изучен с точки зрения архитектурного наследия ещё в советские годы, а также в 1990-х гг., когда осуществлялась массовая постановка на охрану многих объектов.

Вместе с тем при поступлении соответствующих заявлений Управление в соответствии с законодательством организует установление историко-культурной ценности объектов, привлекает специалистов для подготовки заключения.

Кроме того, для организации системной работы по выявлению объектов культурного наследия, расположенных на территории Свердловской области, в 2020 году Управление потребовало от всех муниципальных образований региона провести на своих территориях историко-культурные исследования и в случае выявления объектов, обладающих признаками памятников, направить в Управление соответствующие заявления. В результате ряд объектов действительно был включен в перечень вновь выявленных объектов. Это здания в Туринске и Полевском, а также уникальные для области виадуки под Красноуфимском.

ИА REGNUM: 2021 год ознаменовался скандальным сносом двух объектов. Это конструктивистского здания ПРОМЭКТа на улице Декабристов и дома на улице Мельникова, 14. За эти здания местные общественники вели борьбу. Обращались ли они к Вам за помощью, и что могло бы помочь сохранить эти здания?

Указанные здания не относятся к объектам культурного наследия, включенным в реестр, или к выявленным памятникам. При этом вопрос о включении указанных зданий в реестр рассматривался уполномоченными исполнительными органами государственной власти Свердловской области в сфере охраны объектов культурного наследия.

По дому на ул. Мельникова, д. 14 хотелось бы отметить, что вопрос был рассмотрен в 2013-2015 годах министерством по управлению государственным имуществом Свердловской области. После изучения необходимых документов и сведений в отношении этого дома министерство издало приказ от 30.12.2015 № 3641 об отказе его включения в реестр, и это решение не было обжаловано в судебном порядке. Информации об обращении «общественников» по вопросу дальнейшего сохранения и использования этого здания в Управление не поступала.

По поводу здания ПРОМЭКТа по ул. Декабристов, д. 20, в декабре 2020 года в Управлении было зарегистрировано заявление о включении указанного здания в реестр. Согласно статье 16.1 Федерального закона № 73-ФЗ, Управление организовало работу по установлению историко-культурной ценности объекта, обладающего признаками памятника, в том числе с привлечением соответствующих специалистов.

Нужно понимать, что согласно действующему законодательству к зданиям, обладающим признаками объектов культурного наследия, государственная охрана, в том числе запрет на снос, не применяется. В то же время специалисты в своих заключениях отметили, что заявление не содержит полноценного научного обоснования и аргументации в подтверждение ценности этого здания. На основании этих заключений и с учётом технического состояния здания 2 марта 2021 года Управление издало приказ № 41 об отказе включения заявленного строения в перечень объектов культурного наследия. Это решение также не было обжаловано в установленном законом порядке. Вместе с тем к Управлению подали иск об оспаривании бездействия по вопросу обеспечения сохранности здания ПРОМЭКТа. 26 мая Октябрьский районный суд Екатеринбурга отказал заявителю в удовлетворении исковых требований, а затем это решение подтвердил Свердловский областной суд.

При этом, конечно, существует тот самый пробел в действующем законодательстве, о котором говорилось чуть выше: здание, обладающее признаками объекта культурного наследия, не подлежит государственной охране даже на период работы по его выявлению, что может привести к его утрате до завершения соответствующей процедуры. В связи с этим, по нашему мнению, требуется внесение изменений в действующее законодательство. Вместе с тем следует отметить, что при его корректировке необходимо учитывать и права собственников таких объектов.

Многие уже исчезнувшие старинные здания последние годы разрушались. Так, в частности, было с бывшим кинотеатром на Уралмаше, с бывшим зданием школы-интерната в Первоуральске, где в годы войны размещался госпиталь, и т.д. Выходит, чтобы свести риск уничтожения здания к минимуму, его нужно содержать?

Если мы говорим о памятниках, да, пожалуй, и о любом ином объекте капитального строительства, его содержание в надлежащем состоянии является обязанностью собственника. Действительно, поддержание объекта в надлежащем состоянии необходимо для его нормальной эксплуатации. Если же по той или иной причине такое содержание не осуществляется, то, конечно, рано или поздно здание становится аварийным, и порой его восстановление оказывается технически невозможным. Естественно, что к старым конструкциям это тоже относится.

Другой вопрос - насколько состояние объекта может учитываться при рассмотрении вопроса о его постановке на государственную охрану. Здесь следует отметить, что одним из значимых критериев историко-культурной ценности объекта является его подлинность, степень сохранности подлинных исторических конструкций, архитектурного декора.

ИА REGNUM: 25 августа на сайте Управления была размещена информация об окончании реставрационных работ на нескольких объектах. Это замечательно! А что ждёт дом Гайдара на Набережной Рабочей молодёжи, 23? Насколько я помню, попыток найти ему предназначение было немало…

В настоящее время в результате проведённых работ по консервации здания остановлено его дальнейшее разрушение.

В 2016 году Управление согласовало проектную документацию на выполнение работ по приспособлению ОКН для современного использования. Был утверждён его предмет охраны, согласно которому особенностями памятника являются все элементы фасада, а также декоративные элементы интерьеров, угловые печи и их украшения.

При этом сейчас главное - определиться с его дальнейшим использованием, исходя из которого и можно будет проводить соответствующие работы по реставрации и приспособлению. Ну и, конечно, требуется проработка источников финансирования данных работ.

ИА REGNUM: В Екатеринбурге на ниве борьбы за сохранение объектов культурного наследия активно действуют общественники.
Каковы отношения с ними?

Действительно, вопросы сохранения историко-культурного наследия привлекают значительное внимание общественности. Само законодательство, регулирующее вопросы сохранения памятников, говорит о том, что в Российской Федерации гарантируется сохранность объектов культурного наследия в интересах настоящего и будущего поколений многонационального народа нашей страны. Более того, историко-культурное наследие является неотъемлемой частью материального наследия России, отражает различные этапы ее исторического пути. В этом смысле интерес общественности к сохранению памятников не только понятен сам по себе, но говорит о значимости данного вопроса для общества в целом.

Со своей стороны Управлением в связи с обращениями граждан делается значительный объем работы, направленной на выявление памятников, определение историко-культурной ценности объектов, обладающих признаками памятников, проводятся надзорные мероприятия.

При этом, конечно, нередкими бывают случаи обращений граждан, которые сложно отнести непосредственно к вопросам сохранения историко-культурного наследия. В частности, в этом году Управлением неоднократно проводилась работа по заявлениям граждан, направленная на установление историко-культурной ценности объектов, расположенных в удаленных районах нашей области. Хотя полученные заключения специалистов указывали на полное отсутствие у данных объектов какой-либо историко-культурной составляющей. Конечно, не всегда понятна причина появления таких обращений.

Что касается нередко звучащей критики тех или иных аспектов деятельности Управления со стороны общественности, то нелишним было бы отметить, что не меньшая (а порой и большая) критика зачастую звучит и с другой стороны — со стороны собственников памятников, только уже с указанием на чрезвычайно жесткую позицию Управления по вопросам сохранности объектов. Наверное, это естественная ситуация. Но нам бы хотелось сохранять единственно возможную позицию в данном вопросе — позицию требований законодательства.

В целом же можно сказать, что отношения с общественностью у нас во многом рабочие. Часть представителей общественности входит в состав Научно-методического Совета при Управлении, многие имеют возможность высказывать и высказывают свою позицию в рамках общественного обсуждения актов государственной историко-культурной экспертизы, которые мы публикуем на нашем сайте, будь то вопросы установления охранных зон памятников, проведения работ по их сохранению или иных мероприятий по обеспечению сохранности ОКН.

ИА REGNUM: Что отличает Свердловскую область от других регионов в сфере сохранения ОКН?

С точки зрения нормативно-правого регулирования, все регионы руководствуются требованиями 73 Федерального закона и подзаконных актов, установленных на федеральном уровне. В этом смысле рамка законодательства для всех единая. При этом на территории Свердловской области принят 12-й областной закон, регулирующий отдельные вопросы на региональном уровне.

Что же касается более общих вопросов, характеризующих специфику Свердловской области, то я бы, пожалуй, предложил совершить небольшой экскурс в историю. Дело в том, что наш регион, а в особенности город Екатеринбург, прошел в своем историко-градостроительном развитии несколько этапов, причем каждый новый этап нередко отрицал предыдущий. Прежде всего, Свердловская область исторически — это регион заводской. Все наши старые города (за исключением разве что Верхотурья, Ирбита и Камышлова) — это города-заводы. Отсюда и специфика объектов культурного наследия: заводы, конторские здания и т. д. Конечно, работа с такими памятниками влечет за собой определенные трудности с точки зрения их современного использования и приспособления. Во-вторых, тот же Екатеринбург, став из горного города, столицы горнозаводского края, уездным купеческим городом, а затем пережив стремительную индустриализацию, которая сопровождалась зачастую не только строительством новых районов-соцгородков, но и сносом целых кварталов старой застройки, затем превратился в современный мегаполис, торговый и финансовый центр, причем один из самых компактных. Всё это естественным образом накладывает отпечаток на историко-архитектурное наследие, создает определенную эклектичность архитектурного облика, а также требует особого подхода к сохранению памятников, их историко-градостроительной среды.

ИА REGNUM: Что мешает более эффективной работе по сохранению ОКН?

Чтобы ответить на это вопрос, нужно для начала всё-таки уточнить терминологию. Что мы имеем в виду под эффективностью сохранения ОКН? Дело в том, что реставрация - это не всегда вопрос эффективности в том смысле, в каком мы обычно употребляем это понятие. Так, сделать новодел, копирующий новыми материалами историческое здание - это может быть проще и быстрее, как бы эффективнее, но вряд ли это то, что может называться сохранением в подлинном смысле этого слова.

Если же мы говорим об эффективности с точки зрения подлинной сохранности памятника, конечно, с учетом необходимости своевременного проведения работ по его реставрации, то одной из главных проблем является достаточно высокая стоимость соответствующих работ. Проблема экономики наследия на сегодня стоит весьма остро. Это касается и небольших особняков, и многоквартирных домов советского периода. При этом действующее законодательство, по сути, не делает различий между условным храмом XIII века и таким же условным конструктивистским жилым зданием 1930-х гг. Конечно, упрощение ряда процедур, связанных с сохранением отдельных объектов, может значительно улучшить ситуацию с их сохранением. Этот вопрос, насколько мы понимаем, в последние годы активно обсуждается в том числе на федеральном уровне.

Также нельзя не сказать об имеющейся проблеме приспособления объектов культурного наследия. Понятно, что далеко не каждый памятник может стать музеем, объекту культурного наследия необходимо, что называется, жить, а для этого, в свою очередь, нужно его приспособление для современного использования. При этом бывает сложно приспособить многие здания. В этом смысле примеры ревитализации территории, когда бывшие промышленные объекты, как, например, знаменитые мельницы в Екатеринбурге, обретают новую жизнь - это очень ценный и значимый опыт. К сожалению, такой опыт не всегда применим, особенно к памятникам, расположенным на отдалённых территориях.

ИА REGNUM: Жизнь идёт, всё в ней меняется, в том числе и города. Каким Вы видите Екатеринбург через 10-20 лет?

Сложный вопрос для человека, который представляет орган власти, основной задачей которого как раз является сохранение уже существующего наследия.

С точки зрения сохранения объектов культурного наследия хотелось бы, чтобы те вопросы, которые мы сегодня видим как ключевые, а именно - сохранение того потенциала, который дошел до нас сегодня, были бы реализованы в полной мере. Памятники должны стать, если можно так выразиться, изюминкой города.

ИА REGNUM: Имеющиеся ныне объекты культурного наследия удастся сохранить?

Безусловно. Это не только необходимо с точки зрения требований законодательства, но и является само собой разумеющимся в случае понимания ценности нашего общего наследия.